ПРОРОК ДАНИИЛ И ЕГО ДРУЗЬЯ

30 (17 по ст. ст.) декабря.

Память пророка Даниила и трех отроков: Анании, Азарии и Мисаила (VI в. до Р. Х.)

За неделю до праздника Рождества Христова Православная Церковь чествует память ветхозаветного пророка Даниила и трех его друзей и помощников (отроков)[1]. Это связано с ярко мессианской направлен­ностью Книги пророка Даниила, героями которой они являются. Вспомним исторический контекст событий.

Из Библейской истории мы знаем, что в трагическом 587 году до н. э. прекратило свое существование Иудейское царство, бывшее вассалом
Вавилонии, но, на свою поги­бель, втянутое Египтом в антивавилонскую коалицию. (О неминуемой катастрофе преду­преждал последних недаль­новидных иудейских царей пророк Иеремия, за что был брошен в темницу и едва не погиб.) Второй царь нововавилонской (халдейской[2]) династии Наву­ходоносор II (605–562 до н. э.), которого устрашенные народы Пе­реднего Востока называ­ли «Бичом Божиим», захватил мятежный Иеру­са­лим, сжег Храм Соломона, вывез в качестве трофеев священные храмовые сосуды и богослужебные принадлежности и депортировал в Месопота­мию почти весь еврейский народ. По иудейскому преданию, среди плен­ников находились и знатные юноши Даниил, Анания, Азария и Мисаил.

Навуходоносор II, охотно использовавший таланты покоренных народов, приблизил их ко двору, распорядился воспитать в роскоши и обучить "халдейской премудрости". Но при этом они хранили заповеди своей веры: отказывались от излишеств и вели строгий образ жизни. За благочестие Господь даровал им особую мудрость, а святому Даниилу – для вразум­ления язычников – дар прозорливости и истолкования снов. Он превзошел в астрологической премудрости всех придворных звездочетов и магов (волхвов) и стал особо приближенным к царю.

Однажды Навуходоносор увидел странный сон, поразив­ший его, но, проснувшись, – тотчас же забыл виденное. Придворные мудрецы и гада­тели оказались бессильны ему помочь. Тогда пророк Даниил прославил перед всеми силу ис­тинного Бога, открывшего ему не только содержание сна, но и его пророческое значение. Он возвестил о сменяющих друг друга мировых империях, символически изображенных в виде фанта­стических зверей[3], пожирающих друг друга, и величии последнего вечного Мессианского Царства, возглавляемого Сыном Человеческим.

Это имя станет основным самообозначением Иисуса Христа.

«Видел я, наконец, что поставлены были престолы, и воссел Ветхий днями[4]; одеяние на Нем было бело, как снег, и волосы главы Его – как чистая волна; престол Его – как пламя огня. <…> Огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним. Судьи сели, и раскрылись книги. <…> Видел я в ночных видениях, вот, с облаками небесными шел как бы Сын человеческий, дошел до Ветхого днями и подведен был к Нему. И Ему дана власть, слава и царство, чтобы все народы, племена и языки служили Ему; владычество Его – владычество вечное, которое не прейдет, и царство Его не разрушится» (Дан 7:9–10, 13–14).

После истолкования этого сна Даниил будто бы был возведен царем в сан губернатора Вавилона.

Вскоре царь Навуходоносор повелел воздвигнуть своё изображение – огромную статую, которой надлежало воздавать божеские почести. За от­каз сделать это друзья Даниила – Анания, Азария и Мисаил – были вверг­нуты в страшную пылающую печь. При этом пламя поднималось над печью на 49 локтей, опаляя стоящих рядом халдеев, а святые отроки ходили посреди пламени, вознося молитву Господу и воспевая Его (см. Книга пророка Даниила 3:26 – 90; эта "Песнь трех отроков" вошла в православное богослу­жение). Яви­в­шийся ангел Господень охладил пламя, и отроки остались невре­димы. Увидев это, поражен­ный царь повелел им выйти, а сам обратился к Богу истинному.

При царе Валтасаре[5] святой Даниил истолковал таинствен­ную надпись ("Мене, Такел, Фарес"), появившуюся на стене дворца во время кощунственного и беспечного пира, когда в качестве кубков для вина использовали золотые сосуды из Храма Соломона. Надпись предвещала скорое падение возгордившегося и превысившего свои полномочия (данные ему истинным Богом!) Вавилонского царства. (Отсюда понятие "пир во время чумы".)

При персидском царе Дарии (522–486 до н. э.) Даниил, по наветам своих врагов, был брошен в ров с голодными львами, но они не тронули его. Сожалевший о скоропалительном приговоре Дарий так этому обрадовался, что даже повелел во всем своем царстве поклоняться Богу Даниилову, "потому что Он – Бог Живой и Присносущий, и царство Его несокрушимо, и владычество Его бесконечно" (Дан 6:26).

По преданию, Даниил дожил до глубокой старости и скончался в Персии, где до сих пор показывают его могилу в Сузах. Согласно одному позднему – уже христианскому – свидетельству (св. Кирилла Александрийского, V в. н. э.), его друзья Анания, Азария и Мисаил были обезглавлены по повелению персидского царя Камбиза.

Именем пророка Даниила надписывается книга Ветхого Завета, находящаяся в христианской Библии в разделе пророческих книг (в еврейской Библии – в третьем разделе, "Кетубим", или «Агиографы», среди назидательных писаний). Эта очень интересная и поздняя по происхождению книга (ок. 164 г. до н. э.) принадлежит не к пророческим писаниям, а к популярному в "межзаветные времена" жанру апокалип­сисов («откровений»). Ей подражают апокрифические апокалипсисы Варуха, Ездры, Еноха и другие, а также знаменитый памятник христианской апокалиптики, единственный из книг этого жанра, вошедший в канон Нового Завета после долгих колебаний, – Откровение Иоанна Богослова. (В отличие от всех других книг Нового Завета она не имеет в Православной Церкви богослужебного употребления).

История с огненной печью, в которую были ввержены друзья Даниила, – или так называемое "пещное действо" – в течение нескольких веков разыгрывалась всенародно в Москве за неделю до праздника Рождества Христова. Это было одно из первых театрализованных представлений в нашей стране.

Лит.: Иосиф Флавий. Иудейские древности X:10–11; Христианство: Энциклопедиче­ский словарь. М., 1993. Т. I, с. 461–462; Мень А., прот. Исагогика: Курс по изучению Священного Писания. Ветхий Завет. М., 2000, с. 501–530.

Ю. Рубан


[1] Славянский термин «отрок», часто используемый в нашей церковной письменности для указания на взаимоотношения библейских персонажей, обычно указывает не на возраст («отрочество», предшествующее «юности»), а на степень близости или доверия. «Отрок» – это и человек, живущий в доме хозяина на положении члена семьи, слуга, («секретарь»),  оруженосец и вообще друг (младший по возрасту) и доверенное лицо.

[2] Халдеи – семитические племена, расселявшиеся в 1-й половине I-го тысячелетия до н. э. на окраинах Вавилонии и ведшие с ассирийцами борьбу за обладание Вавилоном. С 626 по 539 г. до н. э. в Вавилоне правила т. н. Халдейская династия, второй царь которой, – Навуходоносор II – в 587 году положил конец древнееврейской государственности. "Вавилонский плен" продолжался до 538 г., когда произошла смена "мирового лидера": персидский царь Кир II Великий (559–530 до н. э.) в 539 до н. э. захватил Вавилон и позволил евреям вернуться на родину. – Смотрите ветхозаветную Книгу Ездры, любой курс по истории Древнего Востока, а также: Дандамаева М. М. Когда халдеи стали прорицателями? // Вестник древней истории. 1998. № 2, с. 32–50.

[3] Эти звери (смотрите их описание в 7-й главе Книги пророка Даниила), по мнению комментаторов, – символы Вавилона, Персии, Греции (империи Александра Македонского) и Рима (или же – Вавилона, Персии, Мидии и Македонии).

[4] Слав. "Ветхий деньми" – т. е. древний по счету дней, в значении 'вечный'. Здесь мы встречаемся с одним из символических имен Бога, основанным именно на этом видении. Отсюда – образ Бога Отца в виде седобородого старца, получивший широкое распространение в христианской живописи и иконописи. В догматическом отношении этот образ абсолютно неканоничен, но мы к нему привыкли.

[5] Здесь – ошибка автора Книги Даниила. На самом деле последним вавилонским царем был Набонид (556–539 до н. э.), а Валтасар – губернатором столицы.