Светлое Христово Воскресение. Пасха

2/15 апреля в 2012 г.

 
ПАСХА или ХРИСТОВО ВОСКРЕСЕНИЕ?

«Если мы в этой только жизни надеемся

 на Христа, то мы самые жалкие из всех людей!»

(1 Послание к Коринфянам ап. Павла 15:19).

Казалось бы, смысл Пасхи – нашего главного праздника – достаточно прозрачен. Опыт говорит о другом. Приведу лишь два наиболее характерных примера.

Урок в одной «Православной гимназии». Желая выявить уровень знаний детей, спрашиваю: «Как праздновали Пасху Христос и апостолы?» – Следует резонный ответ: «Они ели куличи и крашеные яйца»! Возразить на это нечего! А как взрослые?

Пасхальное ночное розговенье в одном храме. Действительно, едим яйца и куличи (и не только). «Вдруг» одному уже немолодому певчему приходит в голову важная мысль, и он растерянно обращается к священнику (с богословским образова­нием). «Батюшка! Вот мы всё поём и поём «Христос воскресе!», а праздник называем «Пасхой»! Так ведь и евреи Пасху празднуют, а во Христа вовсе не веруют! Почему так?!» – Священник задумался, стал перебирать в голове обрывки семинарских знаний, да так и не смог сказать ничего вразумительного!

Это не исключение: то, что мы с детства воспринимаем на бытовом уровне, кажется само собой разумеющимся и не требующим изучения.

Действительно, какие же ассоциации рождает пасхальное приветствие «Христос воскресе!» – «Воистину воскресе!» в нашем сознании?

Крестный ход со свечами, – сразу ответит каждый, – радостное пение и взаимные приветствия. На домашнем столе появляются знакомые с детства кушанья – красные и расписные яйца, румяные куличи, пахнущие ванилью творожные пасхи.

Да, но это – лишь внешняя атрибутика праздника, – возразит вдумчивый христианин. – А мне хочется знать, почему наш праздник Христова Воскресения именуется обычно еврейским словом «Пасха»? Какова связь между еврейской и христианской Пасхой? Почему Спаситель мира, от дня Рождения Которого человечество отсчитывает Новую эру, должен был непременно умереть и воскреснуть? Разве нельзя было установить Новый Союз (Завет) с людьми по-иному? Какова символика нашего пасхального богослужения и праздничных обрядов?

 

Прообразы: «Пасха земная»

«Наблюдай месяц авив (нисан),

и совершай Пасху Господу, Богу твоему,

потому что в месяце авиве вывел тебя Господь,

Бог твой, из Египта ночью» (Второзаконие 16:1)

Историко-символическая основа еврейской Пасхи – эпи­ческие события книги Исход. Она рассказывает о четырехве­ковом периоде египетского рабства, в котором пребывал угнетаемый фараонами еврей­ский народ, и чудесной драме его освобождения. Девять наказаний («казней египетских») навел на страну пророк Моисей, но лишь десятая заставила смягчиться жестокое сердце фараона, не желавшего лишаться рабов, возводивших ему новые города. Ей стало пораже­ние египетских первенцев, вслед за которым и последовал «исход» из Дома рабства. Ночью, в ожидании начала исхода, израильтяне совершают первую пасхальную трапезу. Глава каждой семьи, заклав однолетнего агнца (ягненка или козленка) помазывает его кровью дверные косяки (Исх 12:11), а само запеченное на огне животное съедается, но так, чтобы не были сломаны его кости.

«Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это – Пасха Господня. А Я в эту самую ночь пройду по земле Египетской и поражу всякого первенца в земле Египетской, от человека до скота, и над всеми богами египетскими произведу суд. Я – Господь. И будет у вас кровь знамением на домах, где вы находитесь; и увижу кровь и пройду мимо вас, и не будет между вами язвы губительной, когда буду поражать землю Египетскую» (Исх 12:11–13).

Так в первое весеннее полнолуние (с 14/15 месяца авива, или нисана) во 2-й половине XIII века до Рождества Христова совершился исход из Египта, ставший важнейшим событием ветхозаветной истории. А Пасха, совпавшая с избавлением, стала ежегодным праздником – воспоминанием об исходе. Само же название «Пасха» (евр. пéсах – «прохождение», «пощада») указывает на тот драматический момент ночи («10-ю казнь»), когда поражавший Египет ангел, видя кровь пасхального агнца на дверных косяках еврейских домов, проходил мимо и щадил первенцев израильских (Исход 12:13). Исторический характер еврейской Пасхи подчеркивается особыми молитвами и рассказом о ее событиях, а также ритуальной трапезой, состоящей из мяса агнца, горьких трав и сладкого салата, что символизирует горечь египетского рабства и сладость обретенной свободы, а пресный хлеб напоминает о спешных сборах. Сопровождают пасхальную домашнюю трапезу четыре чаши вина.

Ночь исхода стала вторым рождением израильского народа, началом его самостоятельной истории. Окончательное же спасение мира и победу над «духовным рабством египетским» совершит в будущем Божий Помазанник из рода царя Давида – Мессия, или, по-гречески, – Христос. Так сначала именовались все библейские цари, а вопрос о том, Кто же в их ряду станет последним, оставался открытым. Поэтому каждую пасхальную ночь израильтяне ждали явления Мессии.

 

Исполнение: «Пасха небесная»

«Всем сердцем желал Я вкушать эту пасху вместе с вами

прежде Моих страданий! Говорю ведь вам, больше не вкушать Мне ее,

пока не свершится она в Царстве Божием» (Лука 22:15–16)

Мессия-Христос, пришедший ради избавления всех людей от духовного «рабства египетского», принимает участие в иудейской «Пасхе ожидания». Он завершает её исполнением заложенного в ней Божественного замысла, – и тем самым её упраздняет. Одновременно кардинально меняется характер взаимоотношений Бога и человека: выполнивший свое предназначение временный Союз Бога с одним народом становится «ветхим» («устаревшим»), и Христос заменяет его Новым – и вечным! Союзом-Заветом со всем человечеством. Во время Своей последней Пасхи на Тайной вечере Иисус Христос произносит слова и совершает действия, меняющие смысл праздника. Он Сам занимает место пасхальной жертвы, и ветхая Пасха становится Пасхой нового Агнца, закланного ради очищения людей единожды и навсегда. Христос учреждает новую пасхальную трапезу – таинство Евхаристии – и говорит ученикам о Своей близкой смерти как о пасхальном жертвоприношении, в котором Он – Новый Агнец, закланный «от создания мира». Вскоре Он спустится в мрачный Шеол (Аид) и вместе со всеми ожидавшими Его там людьми совершит великий Исход из царства смерти в сияющее Царство Своего Отца. Неудивительно, что в ритуале ветхозаветной Пасхи обнаружива-ются основные прообразы Голгофской жертвы. 

Пасхальный агнец (ягненок) евреев был «мужеского пола, без порока» и приносился в жертву во второй половине дня 14-го нисана. Именно в это время последовала крестная смерть Спасителя. Казненных следовало похоронить до наступления темноты, поэтому римские воины, чтобы ускорить их смерть, перебили ноги двум разбойникам, распятым вместе с Господом. Но, «подойдя к Иисусу, они увидели, что Он уже умер, и не перебили Ему ног <...>. Ибо произошло это во исполнение (слов) Писания: "Кость Его да не сокрушится"» (Иоанн 19:33, 36). При этом и само приготовление пасхального агнца было прообразом крестной смерти Спасителя: животное «распинали» на двух крестообразно соединенных кольях, один из которых проходил вдоль хребта, а к другому привязывались передние ноги.

Эта глубочайшая взаимосвязь ветхой и новой Пасхи, их сосре­доточенность (упразднение одной и начало другой) в лице Иисуса Христа объясняют, почему праздник Его Воскресения сохраняет и ветхозаветное название Пасха. «Пасха наша – принесенный в жертву Христос», – говорит ап. Павел (1 Кор 5:7). Так в новой Пасхе произошло окончательное завершение Божественного замысла о восстановлении падшего («ветхого») человека в его первоначальном, «райском», достоинстве – его спасение. «Ветхая Пасха празднуется из-за спасения кратковременной жизни иудейских первенцев, а новая Пасха – из-за дарования вечной жизни всем людям», – так лаконично определяет соотношение этих двух торжеств Ветхого и Нового Завета святой Иоанн Златоуст.

 

Пасха – праздник сорокадневный

День Светлого Христова Воскресения – как «праздников праздник и тор­жество из торжеств» (пасхальное песнопение) – требует от христиан особого приготовления и потому предваряется Великим постом. Современное православное пасхальное (ночное) богослужение начинается великопостной Полунощницей в храме, переходящей затем в торжественный крестный ход, символизи­рующий жен-мироносиц, шедших ко Гробу Спасителя в предутренней мгле (Лк 24:1; Ин 20:1) и извещенных о Его воскресении пред входом в гробовую пещеру. Поэтому праздничная Пасхальная Заутреня начинается перед закрытыми дверьми храма, а возглавляющий службу архиерей или священник символизирует собой ангела, отвалившего камень от дверей Гроба.

Радостные пасхальные приветствия и кулинарные обряды заканчиваются для многих уже на третий день или же с окончанием Пасхальной недели. При этом люди с удивлением воспринимают пасхальное поздравление и смущенно уточняют: «С прошедшей Пасхой?» Это – распространенное в нецерковной среде заблуждение.

Следует помнить, что Светлой седмицей не заканчивается празднование Воскресения Христова. Чествование этого величай­шего для нас в мировой истории события продолжается в течение сорока дней (в память сорокадневного пребывания на земле Воскресшего Господа) и завершается «Отданием Пасхи» – торже­ственным пасхальным богослужением накануне праздника Вознесения. Здесь – еще одно указа­ние на превосходство Пасхи перед другими христианскими торжествами, из которых ни один не празднуется Церковью более четырнадцати дней. «Пасха возвышается над другими праздниками, как Солнце над звезда­ми», – напоминает нам святой Григорий Богослов (Беседа 19).

«Христос воскресе!» – «Воистину воскресе!» – приветствуем мы друг друга в течение сорока дней.

Ю. Рубан

А. С. Пушкин

(Подражание итальянскому)

Как с древа сорвался предатель ученик,

Диявол прилетел, к лицу его приник,

Дхнул жизнь в него, взвился с своей добычей смрадной

И бросил труп живой в гортань геенны гладной...

Там бесы, радуясь и плеща, на рога

Прияли с хохотом всемирного врага

И шумно понесли к проклятому владыке,

И сатана, привстав, с веселием на лике

Лобзанием своим насквозь прожег уста,

В предательскую ночь лобзавшие Христа.

 1836

 Неизвестный автор

Пилат перед народом

Под верхним портиком чертога

стоял правитель у порога

И рядом с ним Христос. Внизу,

Гудя, ревя, как лес в грозу,

Теснились книжники толпами.

И говорит Пилат толпе:

– «Се человек – поруган вами.

Он шел по праведной тропе,

Он без вины приемлет муки –

На Нем пятна порока нет!» –

Но, угрожающие руки

Подняв, со злобою в ответ –

Распни Его! – толпа кричала.

И вновь Пилата речь звучала:

 – «На праздник Пасхи одного

Из осужденных отпускаю

Я на свободу  и с него

Я тем навек вину снимаю...

Злодей Варравва осужден

И завтра должен буть казнен...

Пред вами двое, – выбирайте,

Я повинуюсь вам... Но знайте,

Один – преступник, кровь на нём,

Он жил в грехах, питался злом..

Он превращал порок в забаву...

Другой... [безвинно осужден]»

И заревел кругом народ:

– Варавву нам Варавву!..


Константин Константинович Случевский

                       ВОСКРЕС!

День наступал, зажглась денница,

Лик мертвой степи заалел;

Заснул шакал, проснулась птица...

Пришли взглянуть — гроб опустел!..

И мироносицы бежали

Поведать чудо из чудес:

Что нет Его, чтобы искали!

Сказал: «Воскресну!» и воскрес!

Бегут... молчат... признать не смеют,

Что смерти нет, что будет час,

Их гробы тоже опустеют,

Пожаром неба осветясь!