Наша воскресная школа

Наша воскресная школа

Поговорить о воскресной школе… Эта мысль возникла не вдруг. Во-первых – окончание учебного года. Во-вторых - наконец-то солнце. Причем здесь оно? – Теплое, яркое, любознательное. Такими мы хотели бы видеть своих детей, и мир, который было бы не стыдно им предложить. Понимаем – не все из этого получится. А мир можно сузить и это его ничуть не обеднит.

Вот поэтому - поговорим о воскресной школе. Мы создавали ее, НАДЕЯСЬ и ВЕРЯ, что нашим детям это нужно, что это сделает их сильнее, мудрее, защищеннее. Нашей воскресной школе уже три года, а, значит, не мешает подвести некоторые итоги, рассказать о проблемах и недостатках. Поделиться радостью. Пригласить к разговору всех, кто зайдет на наш сайт. Потому что в основном – мы все родители, и уже однозначно точно - мы все когда-то были детьми. Предлагаем вам блок материалов, которые (очень надеемся) создадут верное представление о том – зачем и почему мы здесь с вами встретились.

НИКАКОЙ ОБЯЗАЛОВКИ !


Воскресная школа создавалась трудно и одновременно легко. Вообще, это, как правило, самое слабое место во всех приходах. Общение настоятеля храма «Всех скорбящих Радость» протоиерея Вячеслава Харинова с настоятелями других храмов это подтверждает. Мнение единодушно - дело это идет с огромными трудностями, если нет квалифицированных преподавателей, соответствующего отношения к делу. Еще одной дополнительной проблемой о. Вячеслав считает, в силу занятости, невозможность его участия в работе воскресной школы, как священника, за исключением разве что духовного руководства. И, тем не менее, можно сказать, что все получилось, сложилось. Дети, с которыми мы начинали, составили костяк. Сейчас они выросли. Совершенно неожиданно у нас стало хорошо получаться с группой малышей. А ведь это было серьезной «головной болью» – родители на службе, а маленьким детям ее выстоять тяжело. Их стали брать на занятия сразу же после причастия, и все пошло.

- Отец Вячеслав, во всех делах очень важен подход, а в духовной сфере особенно…


- Общий принцип для всех – не делать что-то скучное, клерикальное. Не говорить того, что «навязнет в зубах», а через год станет невозможным для повторения. Необходимо максимальное разнообразие. Самое главное – преподавание и воспитание детей в церковном духе. Привить уважение и любовь. Пусть дети ничего не знают, пусть они через год все забудут. Но чувство уважения и любви к церкви останется. Останется ощущение, что церковь занималась ими со всей серьезностью, что церковь подошла к ним с уважением и любовью – это самое главное.

- Оптимальный возраст для объяснения детям о Боге?


- Религиозность у детей просыпается очень рано, лет с пяти- шести. Именно с этого возраста начинаются вопросы о смерти, о конечности жизни. Возраст старше 12-13 – уже проблемный, и особенно, как ни странно, если дети уже ходили в воскресную школу с самого начала. Они все знают. Информационная сторона их уже не интересует, особенно мальчишек. Вера в Бога? – Они поклянутся, что верят и не грешат! Они профессионалы в исповеди, ассы церковной жизни, рьяные причастники. Страшно, что при этом религиозное сознание глохнет. Если им не дать возможность осуществить деятельность школы как мировоззренческого собрания, то многие наши усилия бесполезны. Я советую преподавателям - не цепляйтесь за информацию, ибо информационная часть совсем не важна. Самое главное – разбудить внимание. Больше семи минут вы говорить не должны. Но – должны сделать то, что детей задержит, удивит. Это должна быть пусть маленькая, пусть на несколько секунд, но вспышка. Если возможно – закрепите это как-то, невозможно – ничего страшного. Нечто уже состоялось.
Наши дети перегружены, они везде занимаются: тут и кружки, и ТВ, компьютеры, интернет, возможность влезть в любое информационное поле. И на этом фоне нужно, чтобы «зацепил» священник, человек с крестом. И второе, что очень важно – опыт общинности христианской: пусть маленькой стайкой, пусть маленькой группкой, без ложного вождизма, без подавления одних другими. И если у детей есть ощущение общей команды ( а это должно прививаться педагогами через создание: пусть общей газеты, спектакля, концерта), то без этого тоже ничего не получится. Просто общинная жизнь без какого-то толчка, возбуждения – бесполезна, скучна и надоедает. Это не церковь, это келейное, книжное христианство.

- Родители за эти годы оказали воскресной школе какую-то помощь?


- Одна мама помогла нам купить мебель, например. Причем эта женщина в силу занятости почти не появляется в храме сама, но она очень принципиальна по отношению к сыну. Неукоснительно, каждую воскресную литургию, он обязательно в храме, с няней. Со всей серьезностью приобщается Христовых тайн. Его религиозная жизнь неотделима от всего того, что он делает. Хотя мальчик достаточно загружен и, в общем-то, вундеркинд – занимает первые места в городе по шахматам.

-Есть такой переходный процесс – момент вхождения, когда любое сказанное слово может сыграть роль, как положительную, так и наоборот. На что следует обратить внимание в этот период?

- Нам надо быть чрезвычайно тактичными, очень внимательными и стараться быть аккуратнее с обрядовой стороной. Хотя детям это как раз нравится. Они, как ни странно, стремятся к униформизму, и я заметил, что девочки с удовольствием носят платочки – так надо! В этом есть какое-то подражание взрослым. Это подтягивающий момент. Но специально - ничего не надо! Если человек протестует, если не понимает почему юбка, а не брюки, например. Пришла в брючках – Слава Богу, растрепанная – Слава Богу. Надо привлекать теплотой, любовью, а не стремиться сразу «записать» всех в причастников, исповедников. Никакой обязаловки быть не должно.

- Что можно назвать основной проблемой в работе воскресной школы?


- Школа очень страдает от того что есть ротация, зависимость от родителей. Не пришли они – не пришел ребенок. В известном смысле это проблема номер один. Воскресная служба пропускается несколько раз, и вот уже равнодушие, несерьезность передается детям. Что-то упустили, не влились в стайку, и все! С другой стороны, здесь, опять таки, не должно быть никакой обязаловки. Дети у нас очень устают. Воскресенье часто единственный день когда они могут выспаться, а мы их не только будим и ведем в церковь, но еще и нагружаем информацией. Серьезной информацией. Вот здесь важно не переборщить. Иногда я даже советую, сделайте на одно воскресенье перерыв, дайте выспаться. Дайте соскучиться!

Священник Игорь Катаев


Воскресной школой я занимался еще в Новосибирске, будучи священнослужителем. Преподавал церковно-славянский язык. Вот уже два года я служу в Петербурге, и единственное что усвоил - педагог из меня никудышный. К детям нужен особый подход. Их нужно мотивировать. А для этого должно быть либо образование, либо талант. Ни того ни другого я у себя не обнаруживаю. Начальное педагогическое образование я пытался получить еще в Новосибирске, но после перевода моя педагогическая карьера закончилась. Отношения с детьми в прежней воскресной школе у меня были дружеские, что в общем-то не допустимо для педагога. Но единственное, на что я надеялся, что хотя бы не отобью у них желание изучать закон Божий, и что-то отложится в детских головах. Закон Божий нельзя преподавать как физику и математику, иначе получишь: «Знал =забыл». Здесь, в воскресной школе, я понял, что мне больше нравится учить больших детей.

-Но маленькие более благодарны, искренни, их можно лепить…

-Тем опаснее моя работа. Она более благодарна если ты знаешь чего хочешь, а если это понимание приходит только в процессе – о чем тут говорить. Хотя начальной идеей была – детская проповедь после причастия. Уединение в отдельном промежутке времени священника и детей наших прихожан, возможность говорить с ними о том же, о чем говорит священник со взрослыми, только на доступном им языке. Это получается. Параллельно мы рассказываем им об устройстве храма, о двунадесятых праздниках, днях памяти известных святых.

Священник Леонид Полетаев


Каждый возраст имеет свои особенности. Маленькие дети воспринимают Бога более естественно, интуитивно. Детям постарше уже можно объяснять богословские вещи. Думаю, для священника-педагога это проще. Можно пересказать в упрощенном варианте то, что изучал сам. И не стоит забывать, что детям важно дать не столько знание, сколько передать свое отношение к Богу. Тогда они смогут прочувствовать момент веры, и это прочно закрепится в сердце. Передавать знания, в общем-то, несложно, это не требует особых усилий. Сложность в другом – передать видение, ощущение. Особенно это важно соблюсти в занятиях с малышами. Здесь педагогика совершенно далека от передачи информации.

Я в воскресной школе преподаю первый год, многое приходится постигать «на ходу». Да, сегодня много методик, и, заметьте, талантливо составленных с учетом опыта, знаний. Начинаешь пытаться применять, и с удивлением обнаруживаешь, что повторить это почти невозможно. Остается – придумывать свое, что-то получается менее удачно, что-то более. Страдаешь от собственного непрофессионализма.

- Любимые детские вопросы? О чем любят поговорить дети?


- Старшие не прочь поумничать, малыши более искренни в отношении к миру. Еще нет комплексов – как на них смотрят сверстники.

- Насколько важна роль родителей в этом процессе?


- В идеале должна быть синхронность. Но эта модель почти никогда не работает. И хотя мы занимаемся одним делом, насколько это все совпадает – большой вопрос.

- Как вы объясняете детям библейские сюжеты? Используется ли при этом современные знания литературы, истории?


- Обязательно, иначе все это остается мертвым грузом. Библейская история еще и напрямую связана с неким опытом человеческой жизни. Грамотный человек должен знать ее. Хотя мы сейчас бьемся не за грамотность, а за то что б дети выросли верующими. Поэтому в рамках объяснения библейской истории мы вкрапляем другие более важные составляющие: что такое грех, что такое благодать.

ТАМ, ГДЕ ВСЕ ВСЕРЬЕЗ


Эти игрушки по аккуратности исполнения практически невозможно отличить от фабричных. Но все-таки вы поймете, что они делались не на производстве. Потому как речь идет об отличии особого рода – каждая игрушка имеет свой собственный характер и не предполагает повторения. Потому так жалко расставаться. Помните как у Экзюпери: «Твоя роза так дорога тебе потому, что ты отдавал ей всю душу»… А если это к тому же еще и душа ребенка?..

Большой город, сумасшедшие ритмы – и вдруг среди всего этого… игрушки, сшитые детскими руками. И останавливаешься «как вкопанный», смотришь заворожено и только одна мысль не дает покоя – куда детские пальчики спрятали узелочки. И уже нет суеты, есть ЯВЛЕНИЕ. Есть талантливый педагог. Она рассказывает как все начиналось. Но это еще не о кружке, совсем не о кружке в воскресной школе. Потому что она еще не художник-дизайнер мягкой игрушки. Просто сидела дома с первым ребенком, потом со вторым, и от них оставались вещи. Дорогие - впитавшие тепло и воспоминания. И Ирина Юрьевна нашила разных зверюшек. А потом она привела дочку в храм «Всех скорбящих Радость». После причастия девочка уходила в воскресную школу и спустя некоторое время Ирина Юрьевна Орлова предложила школе свою помощь…

Занятия проходили незаметно. Она буквальна летала от одного к другому ребенку, потому что была нужна всем сразу, и вопросы возникали у всех сразу, ведь хочется сделать аккуратно, чтобы без тех самых узелочков, и чтобы носик у собачки задорно глядел вверх, и ни одной лишней складочки.


- Есть особые секреты?


- Форму нужно вылепить изнутри. Например, задана форма носа. Набьешь его механически синтепоном, и кусок будет менять месторасположение, тянуть сам себя, ездить. Поэтому мы очень аккуратно забиваем все уголочки. Как свернешь маленький кусочек синтепона – такая будет форма носа. Все должно соответствовать. Учитывать как синтепоновая масса будет взаимодействовать внутри игрушек.

- Мальчишки работают так же хорошо как и девочки?


- Они непоседы. Им очень хочется сделать игрушку, сестренке, например. Но не хватает усидчивости, хотя они стараются, конечно.

Сначала Ирина Юрьевна шила с детьми меховые шарики. Из шариков можно было собрать любую игрушку. Это как меховой конструктор, да? Кто-то делал из всего этого бусики, кто-то обезьянку. А однажды дети, сшив цыплят, сами заработали деньги на сладкий Пасхальный стол. Цыплята были несложные, но очень красивые: два шарика пришивались друг к другу, носики, крылышки и бантики делались из разных материалов. На Пасхальной выставке их раскупили очень быстро. Потом пришло желание шить что-то посложнее. Так появились лошади, медвежата, ежики. И не одна игрушка не была похожа на другую. И если цыплят было много и дети расстались с ними без труда, то другие свои творения им отдавать уже не хотелось. Потому что пока шили - привязывались, успевали полюбить как живое существо. И думать о продаже было уже больно. У детей же все всерьез.

- Ирина Юрьевна, а что дальше? О чем ваши и детские мысли?


- В храме очень хорошо пошла театральная тема, мы имеем возможность смотреть чудесные детские спектакли, написанные и поставленные нашей талантливой прихожанкой, писательницей Татьяной Фаворской. Вот мы и решили начать шить игрушки для кукольного театра. Не сомневаемся что это вызовет горячий интерес не только у наших детей, но и у взрослых. И игрушки, действительно, оживут…
Светлана Аксенова

Елена Сергеевна Алексеева, преподаватель рисования, член Союза художников России


Я никогда не забуду как мы начинали - первый год просто рисовали в «Лествице» в холле, такие были условия. А на второй год у нас уже были: помещение и столы, краски и пластилин. Вот так быстро все образовалось. Наша основная составляющая – маленькие детки. Им так важно реализоваться в творчестве. Что их больше привлекает? Если говорить о церковной жизни, то это – праздничные сюжеты, изображение устройства храма.

Наш урок длится всего полчаса. Гуашь, краски, карандаши используются по желанию, видение ребенком образа требует в каждом конкретном случае своей собственной передачи. То что уроки проходят в «Лествице», среди музейных экспонатов оказывает необыкновенно благотворное влияние на детей, формирует их настрой, задает тон. Выставка наших детских работ в Александро-Невской Лавре стала радостным событием в жизни воскресной школы и прихода нашего храма, дети рисовали, делали открытки, расписывали деревянные яйца.

Валентина Филипповна Цыганова, психолог


Принято считать, что люди православные психологов должны опасаться. Хотя практика, как раз, подтверждает, что именно из психологов получаются хорошие священники, богословы. Думаю, если психолог человек верующий, он никогда не будет пользоваться запрещенными приемами.

Мы стараемся работать группами, так как по одиночке получается долго и обременительно для всех. Задается определенная проблема, ищутся пути ее решения. Так было первый год нашего существования. Второй год стал скорее лекционным. Психолог в воскресной школе – это решение личных проблем, но не на уровне духовном, а на уровне душевном, т.к. вторгаться в высшие сферы мы права не имеем. Наша ниша более приземленная.

-Можно ли говорить о том, что у детей из православных семей свои особые проблемы?


- Наши детки отличаются от сверстников, они ищут себе подобных в этом мире. А их немного. Поэтому многие мамы просят помочь научить детей не обособляться. Я очень надеюсь, что это удается.

Наталья Васильевна Селезова, регент, преподаватель церковного пения, логопед


Я закончила в семинарии отделение хорового пения. В храме четвертый год. Вот уже несколько лет занимаюсь с детьми воскресной школы, изучаю с ними основные молитвы, тропари праздников, учу их основам хорового пения. Во время занятий используется много ролевых и игровых моментов, упражнения на развития голоса, чувства ритма, музыкального слуха.

Передача любых знаний должна иметь какую-то цель. Самое главное для нас - привить любовь. Любовь к Богу, к храму. Дети должны понимать зачем они здесь. Можно делать свое дело профессионально, но если не будет любви – все бессмысленно. Я пытаюсь объяснить суть праздников, рассказать о наших церковных традициях. Объясняю, что дети тоже могут помочь храму, как внутренне и внешне они могут участвовать в богослужении. Внешне – пением, а внутренне - своей жизнью. И это главное, что я хотела бы до них донести, что бы это было не формальное посещение служб, а именно участие, участие с пониманием того что они делают и почему они это делают.

Малыши требуют применения игровой формы. Со старшими упор на объяснения. Хотя мы тоже играем, вообще, это интересно и актуально в любом возрасте.


Педагог младшей группы Марина Юрьевна Прокофьева занималась воскресной школой с момента ее появления. Она помнит обо всех сложностях, неувязках, нестроениях, которые сопровождали начальный этап работы. Сейчас все позади, создан работоспособный, творческий коллектив, найдено понимание в решении общих задач.

-Я знаю, что очень большие сомнения у священнослужителей вызывали возможные занятия с совсем маленькими детьми. И диалог на эту тему шел достаточно долго. И тем не менее факт состоялся, и результат превзошел ожидания. Как вы думаете - за счет чего?

-В работе с малышами есть особые трудности. В первые два года дети 3-4 лет занимались вместе со старшими. А это не всегда позволяло глубоко и подробно изложить содержание занятия. Сейчас у нас есть группа малышей от 2,5 до 5 лет. Они занимаются в течении 40-50 минут. А потом с преподавателем и кем-то из родителей возвращаются в храм к причастию. Старшие же наоборот, приходят в школу сразу после причастия. Занятия с малышами проводятся в форме отдельных тематических уроков, включающих в себя несколько разных видов деятельности: Закон Божий, рисование или лепку, чтение художественных произведений, игр для развития речи, движений пальцев рук.

-И на что дети откликаются чаще?

- Из-за особенностей восприятия детей этого возраста любое занятие является самостоятельным, не связанным с предыдущим. И в каждом стараемся найти что-то интересное, радостное, затрагивающее эмоции, чувства детей. Это может быть доброе, ласковое стихотворение, рисунок, связанный с темой урока. Мы достаточно часто используем на уроке отрывки из произведения И.Шмелева «Лето Господне». Где ярко и эмоционально, «глазами маленького мальчика», передано восприятие всех праздников и событий церковного года.

Для того чтобы каждый урок был в радость, и внимание детей, а оно еще очень неустойчивое в этом возрасте, не ослабевало, мы строим занятия так, чтобы дети могли двигаться. Могли сопровождать повествование жестами, звуками, прикасаться к предметам, иллюстрирующим рассказ, внимательно рассматривать фотографии, картинки, иконы. Все это мы стараемся чередовать с играми и движениями, небольшой гимнастикой под стихотворный текст.



Мнения детей:


…которые всем своим видом давали понять зрителям и болельщикам, что их не кормят и вообще лишь изредка о них вспоминают.
Тигры и зайцы, смущенные таким вниманием, совсем перестали просить есть, но Ирина Юрьевна только радуется – не напасешься на этих проглотов мышатины.

Мышатина тоже нашла в этом свои плюсы – редко выдается выходной, а тут целых три недели свободно – до следующей кормежки тигров и зайцев.
Кормежка обычно проходит в два этапа. Сначала тигров отделяют от зайцев и проверяют все ли тигры не зайцы. Затем зайцев угнетают и бьют. И наконец всех их кормят. После угнетения зайцы едят лучше.

Ирина Юрьевна довольна своей нелегкой работой, но иногда жалуется в районную администрацию на енотов.

Олеся А.