«ЧЕЛОВЕК ЦЕРКВИ»

Время быстротечно. 5 сентября 2012 года исполняется уже 34 года со дня кончины митрополита Ленинград­ского и Новгородского Никодима (в миру Борис Георгиевич Ротов). Этот Великий Архиерей, о котором многие почти ничего не знают (или довольствуются нелепыми домыслами хулителей Церкви), до сих пор, по немощам нашим, не причислен к лику святых. Между тем его подвиг в служении Православной Церкви в один из сложнейших периодов ее истории может быть сопоставлен лишь с заслугами перед Вселенским Христианством святого Василия Великого, жившего в IV веке.

Будущий Великий Святитель родился 15 октября 1929 г. в обычной советской семье, окончил среднюю школу и два года проучился на факультете естествоведения Рязанского педагогического института. Но Бог уготовал ему иной путь, и юный студент принял тайный монашеский постриг, символически означенный новым именем. Это произошло 19 августа 1947 г., в праздник Преображения Господня. С 20 ноября 1949 г. иеромонах Никодим проходил служение в сельских храмах Ярославской епархии, а с 1952 г. – в кафедральном Феодоровском соборе Ярославля. В 1955 г. он закончил Ленинградскую духовную академию, а с 1956 по 1958 гг. находился в Святой земле, сначала в качестве члена, а затем начальника Русской Духовной миссии в Иерусалиме. В 1959 г. архимандрит Никодим становится заместителем председателя Отдела Внешних церковных связей, а в 1960 – его Председателем, и возводится в сан епископа Подольского.

В 1960–63 гг. он возглавлял Издательский отдел Московского Патриархата и, в противовес запретам, сумел наладить выпуск первого в советское время научного церковного журнала «Богословские труды» (он так и оставался единственным до эпохи «Перестройки»). С октября 1963 г. и до конца жизни – в течение пятнадцати лет – он возглавляет Ленинградскую и Новгородскую митрополию. Одновременно с 1974 г. – Патриарший Экзарх Западной Европы.

Митрополит Никодим был доктором богословия (1975 г.), оставив после себя пятитомный машинописный сборник сочинений (из которого опубликовано далеко не всё). Ему приходилось совмещать ряд ответственных должностей, становиться организатором многих международных форумов и конференций. Без преувеличения, его знал весь мир, причем, не только христианский. В то же время он оставался простым и приветливым человеком, духовным наставником студентов богословских школ, и знал в лицо практически каждого семинариста, который понимал, что может обратиться к Никодиму Великому с любым житейским вопросом. В последние годы митрополит ещё и профессорствовал – читал в Духовной академии лекции по истории Русской Церкви. Ноша была почти непосильна, и, приводивший в ужас своим «непослушанием» врачей, митрополит Никодим умер за месяц до своего сорокадевятилетия. Это произошло в богоспасаемом граде Риме 5 сентября 1978 г. во время беседы с папой Иоанном-Павлом I, новоизбранным наместником кафедры апостола Петра.

Жизнь Великого иерарха была посвящена борьбе за сохранение Русской Церкви при жесточайших (и более подлых по своему характеру, чем прежние) хрущевских гонениях, направленных на полную ликвидацию религии. Это должно было произойти уже к началу 80-х годов – к завершению 20-летнего периода «построения коммунистического общества» (тогда это не было шуткой). Безумные правители в очередной раз попытались оспорить слова Спасителя о бессилии «врат адовых»... Митрополит Никодим практически в одиночку определил эту во многом трагическую – к сожалению, непонятную многим современным людям, даже историкам – «стратегию выживания» (в буквальном смысле слова). В 1961 г. Русская Церковь вступила во всемирный Совет Церквей, Президентом которого наш Святитель был избран в 1975 году. Это был мудрый и провиденциальный шаг.

Благодаря расширению международных экуменических (в переводе с греческого – «вселенских») связей и созданию Иностранного факультета Владыка сумел предотвратить неминуемое закрытие Ленинградских Духовных школ (это «планировалось» сделать в 1963—1964 гг.), «позоривших» своим существованием «город Ленина» (их хотели «сослать» в Печорский монастырь). В ситуации «обновления» Римо-Католической Церкви после Второго Ватиканского собора (1962–65 гг.) он много сделал для улучшения взаимоотношений Москвы и Ватикана и, несмотря на протесты врачей (к тому времени перенес уже 5 инфарктов!), считал необходимым лично приветствовать новоизбранного папу Иоанна-Павла I.

С особым вниманием и уважением митрополит Никодим относился к нашему старообрядчеству, хранящему ценные богослужебные древнерусские традиции, уничтожавшиеся во время необдуманных «грекофильских» реформ патриарха Никона, приведших к трагическому расколу. В 1971 г. со старообрядцев были сняты анафемы, наложенные в XVII веке.

Все эти шаги были обусловлены не сиюминутной церковно-политической конъюнктурой, не только «духом времени», – но заботой о будущем Церкви, и определялись уникальным даром покойного Святителя, остро переживавшего ненормальность разделений и вражды между христианами различных Церквей и течений, а также между представителями других религий.

В результате деятельности митрополита Никодима и «питомцев его гнезда» Русская Церковь смогла выйти из изоляции внешней и, отчасти, изоляции внутренней. К сожалению, последнее, как показал опыт нашей церковной жизни в условиях духовной свободы, – самое трудное. Это хорошо понятно всем интеллигентным петербуржцам вне зависимости от их конфессиональной принадлежности. Ведь наш Город Святого Петра, символически основанный в день «смешения языков» (в праздник Пятидесятницы!), изначально – город «вселенский» (в буквальном смысле этого греческого слова), то есть без боязни открытый всем народам, религиям и культурам. Здесь нет места плебейской нетерпимости к «другим». К этому призывает нас долг памяти Великого Архиерея, мечтавшего видеть православных христиан людьми духовно благородными – добрыми, образованными, открытыми и терпимыми.

Каждый год в день памяти митрополита Никодима в Свято-Троицком соборе Александро-Невской Лавры совершается заупокойная Литургия и Панихида. Приезжают многочисленные иерархи, клирики и миряне, как лично знавшие покойного (увы! с каждым годом их становится всё меньше...), так и почитатели его светлой памяти. После службы в соборе на могиле Святителя (на Никольском лаврском кладбище) служится лития.

Краткая библиография: Человек Церкви. К 20-летию со дня кончины и 70-летию со дня рождения Высокопреосвященнейшего митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима, Патриаршего Экзарха Западной Европы (1929–1978) / Под ред. митр. Крутицкого и Коломенского Ювеналия. Изд. 2-е. М., 1999; Каłużny Tadeusz, ks. Sekret Nikodema. Kraków, 1999 (Докторская диссертация, содержит подробную библиографию); Рубан Ю. Митрополит Никодим (из записок семинариста) // Православное свидетельство: К 25-летию со дня кончины митрополита Никодима (Ротова) // Церковь и время. Научно-богословский и церковно-общественный журнал / Гл. ред. митр. Смоленский и Калининградский Кирилл. М., 2003. № 3 (24); Рубан Ю. Митрополит Никодим и Духовная школа // «В память вечную…» Материалы Минского научно-богословского семинара, посвященного памяти Никодима (Ротова), митрополита Ленинградского и Новгородского. Минск, 2006; Митрополит Никодим и всеправославное единство / Сост. проф.-прот. В. Сорокин. СПб., 2008; Митрополит Никодим (Ротов) – православный богослов в эпоху социализма. К 80‑летию со дня рождения. Из богословского наследия Митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима за 1956—1967 гг. / Сост. проф.-прот. В. Сорокин. СПб., 2009; Выдрин И. В. Митрополит Никодим. Екатеринбург, 2009; Рубан Ю. «Великий Архиерей» и его время. К 80-летию со дня рождения митрополита Ленинградского и Новгородского Никодима (Ротова) // Вода живая: Санкт-Петербургский церковный вестник. 2009. №10 (117).

Юрий Рубан